Тайна Израиля


Сторож, сколько ночи?

Март 28, 2014
Print Friendly

Основатель Общины  «Блаженств»( Эммаус, Израиль), Эфраим Круассан отрывки  из книги »Дождь поздний» (https://sites.google.com/site/emmausnicopolis/russian/beatitudes)

«История Иудейского народа перегораживает историю человечества как дамба,которая перегораживает реку, чтобы повысить ее уровень».

Так говорит Господь Саваоф: будет в те дни, возьмутся десять человек из всех разноязычных народов,  возьмутся за полу Иудея,  и будут говорить:  мы пойдем стобою, ибо мы слышали, что с вами Бог

Когда какой-нибудь монашеский орден посвящает себя молитве за мусульман, то современная Церковь реагирует на это совершенно нормально.  Молитва же за израильский народ, за то, что мы называем его «просвещением», вызывает множество вопросов,  которые зачастую можно свести к возмущенному или же удивленному«почему». Для меня нет иного ответа, кроме простой очевидности, уходящей корнямив далекое детство,  когда отец учил нас: «Израиль —  это зеница очей Божиих». Емуудалось вернуться из нацистского ада, где дьявол открыто показал свое антисемитское лицо — антипод избранничества. Судьба Израиля начертана на плане спасения. К нам все чаще и чаще стали обращаться с просьбами рассказать о тайне Израиля,  научить ивриту,  показать иудейский подход к текстам как Ветхого,  так и Нового Заветов. Так называемые библейские маршруты по Израилю стали привлекатьвсе больше и больше христиан, обновленных Святым Духом, которые устремляютсятуда в поисках пятого Евангелия, написанного «плотью, кровью, камнями и светом».

Множество фактов свидетельствует о действительно пророческом направлении харизматического движения,  которое видит в эсхатологии истинное место экуменизма: «И Дух и невеста говорят: прииди!» Твоя благодать,  и Ты будешь Всем во Всех».  Святой Дух сообщил нам пламенное желание единства и примирения разрозненных частей,  чтобы соделать из них все,самое лутшее  « Ибо Он есть мир наш, соделавший из обоих одно»

В сердце Отца оба сына занимают одну обитель.  Тайна Церкви существует,  ибо сначала была тайна Израиля. Тайна избранничества, необъяснимого избранничества, ибо   это —  история любви.  Другие народы восстанут вместе с юными девами из Песни Песней, чтобы спросить Бога: «Чем возлюбленный Твой лучше?» совсем тот вопрос.  Чем Израиль,  как народ,  язык,  национальность или территория, лучше других народов,  что выделяло бы его среди них?  На все эти неправильные вопросы можно дать лишь один ответ: «Я принадлежу возлюбленному моему,  а возлюбленный мой —  мне»Или: «Крепка,  как смерть,  любовь» как смерть Госхена,  смерть Вавилона,  смерть Масада,  смерть Освенцима.  Не ошиблась ли Иудейская Дева,  когда,  исполненная Духом Святым,  сказала: «Воспринял Израиля, отрока Своего,  воспомянув милость, как говорил отцам нашим, к Аврааму и семени его до века»

Заключенный с Израилем завет не исчисляется поколениями, он был заключен заключен навечно.  И Захария,  чье имя переводится как «Бог вспомнил»,  отчетливо видел это.  Он проник своим взглядом в тайну нашего спасения и,  прежде всего,  в тайну Израиля, ибо он сказал: «Благословен Господь Бог Израилев, что посетил народ Свой, и сотворил избавление ему»

Многим хотелось бы противопоставить ветхое новому и тем самым избавиться от существования Израиля, чтобы Церковь вообще поглотила его, хотя она и так иногда злоупотребляет выражением «истинный Израиль Божий». Это несколько напоминает соучастие в убийстве и,  даже,  в убийстве старшего брата,  после чего младший начинает отстаивать право называться «истинным Израилем». Нет! Господь действует не через сокращение,  а через преумножение.  Он не только сохранил Свой завет с Израилем,  но распространил его на всех,  кто,  признав «главного в истории Иудея», привился к стволу подлинной маслины,  по которому течет питательный сок, «ибо спасение от Иудеев»

Апостол Павел первым стал говорить о тайне Израиля как о созвучной по своей природе с тайной Церкви: «Ибо не хочу оставить вас, братия, в неведении о тайне сей,— чтобы вы не мечтали о себе, — что ожесточение произошло в Израиле отчасти, до времени, пока войдет полное число язычников; и так весь Израиль спасется»   таким образом,  полное число язычников и весь Израиль оказались объединенными в одну общину. И все, что происходит в Израиле, не может не отразиться на жизни Церкви.

Мне нравится смотреть на народ Израиля как на смоковницу из притчи; останутся ли ее ветви голыми или покроются почками, на то установлены четкие признаки времен года в истории спасения человечества.  Не предупреждал ли нас Господь,  что Иерусалим будет попираться ногами язычников до тех пор, пока не наступит конец времен для всех народов,  который положит начало последним временам?  И вот, Иерусалим попирался ногами разных народов ровно девятнадцать веков: с 70-го годадо Шестидневной войны, преобразившей политический и экономический строй мира в декорации конца цивилизации. В комментариях к Песне Песней св. Фома Аквинский говорил о восстановлении Израиля как о третьей эпохе в истории Церкви и христианства.  Позднее это повторил Жак Маритен в «Тайне Израиля»: «В той перспективе,  куда мы уже входим,  вполне можно предположить,  что третья эпоха сначала поможет нам покончить с постсредневековым гуманизмом»…  Ибо если Писания учат нас,  что спасение от Иудеев,  то они также учат нас о еще большей полноте, которая наступит в Церкви благодаря израильскому народу.

Давайте еще раз перечитаем 11-ю главу Послания апостола Павла к Римлянам:

«Итак,  спрашиваю: неужели они преткнулись, чтобы совсем пасть? Никак. Но от их падения спасение язычникам, чтобы возбудить в них ревность. Если же падение их — богатство миру, и оскудение их — богатство язычникам, то тем более полнота их. Вам говорю, язычникам. Как Апостол язычников, я прославляю служение мое. Не возбужу ли ревность в сродниках моих по плоти и не спасу ли некоторых из них? Ибо если отвержение их —  примирение мира,  то что будет принятие,  как не жизнь измертвых?»

Принятие и жизнь из мертвых —  эти выражения открывают ослепительную перспективу.  Слово «принятие»  св.  Иероним переводит в Вульгате как assumptio,  вознесение, то есть, восхождение или вознесение к Богу под действием «преизбытка» славы. Но откуда могло взяться такое прославление, если б не было двадцати столетий страданий, скитаний, ночей и туманов, если б не было того жертвоприношения, когда шесть миллионов агнцев были преданы на заклание только из-за своей национальности,  которую Бог прославил как никогда? Шесть миллионов душ стали причастны к славе Христа Распятого, ибо если их страдания не были спасительными, то Бог — не Бог отцов наших и не Отец обетований. Исаак был помилован, потомучто Бог позаботился о жертвенном агнце, усмотрев его в Своем Сыне. И если иудеи не имеют части в Теле Христа, агония Которого еще продолжается и являет миру силуВоскресения, то Бог больше не может сказать мне: «Но имею против тебя то, что ты оставил первую любовь твою» . Всю историю взаимоотношений Бога с Израилем и,  в конечном итоге,  весь его духовный путь можно описать в терминах изгнания и возвращения.  Кажется немыслимым, что христианин, который почитает Бога и пропитан Библией насквозь, так плохо знает божественную психологию,  что может отказать Израилю в окончательном возвращении.  Ведь вполне логично,  что вслед за страшными страданиями должна наступить пора неслыханных перемен.  Герцель,  иудей по национальности,  был настолько потрясен страданиями соплеменников,  что начал искать любые человеческие возможности для разрешения еврейского вопроса: ассимиляция,  массовые «обращения»  в христианство…  И вот однажды,  как рассказывает Шураки,  в период между Пасхой и Пятидесятницей,  его охватила пророческая горячка, в которой и родилось Иудейское государство. Среди немногих, действительно в это поверивших еще до смерти Герцля,  который,  как и Моисей, только издали видел Землю Обетованную, был один пожилой пастор. Он стал однимиз самых горячих защитников воскресения Израиля. И все-таки истинный основатель Израиля —  это не Герцль. Потрясенные холокостом народы сами проголосовали 14  мая 1948 года за создание Иудейского государства. В этот день во всех католических храмах мира читался евангельский текст пророчества Иисуса о судьбах Иерусалима, а во всех синагогах мира звучали слова из книги пророка Амоса:

«В тот день Я восстановлю  скинию Давидову падшую,  заделаю трещины в ней,  и разрушенное восстановлю,  и устрою ее, как в дни древние… И возвращу из плена народ Мой, Израиля,  и застроят опустевшие города, и поселятся в них;  насадят виноградники, и будут пить вино из них; разведут сады, и станут есть плоды из них. И водворю их на земле их,  и они не будут более исторгаемы   из земли своей, которую Я дал им,  Рим. 11, 11-15. Откр. 2, 4.

Та земля, которую Господь дал им, принадлежала всем империям, всем тиранам изавоевателям   мира сего,  от римлян до Британской империи,  включая непосильное турецкое иго и крестовые походы на Иерусалим. Святая Земля,  обжигающая всех живущих на ней,  стала убежищем многострадальному населению арабских христиан.  Некоторые из них,  по утверждению отца Жака Виллебрандта,  были потомками первых иудео христиан, мусульман,  бывших рабов,  бедуинов из рода Исаака и бедуинов из рода Измаила,  а также ортодоксальных иудеев,  которых многовековые преследования привели в Сафад и в Иерусалим.

Возможно,  все они вместе образуют ту человеческую закваску,  которую Бог может использовать в качестве образца для всего человечества. И не предназначены ли они стать козлом отпущения при вульгарно-марксистском прочтении событий? Но их потери и страдания стоят гораздо больше.  Если мы действительно верим в соединение всех детей Авраама,  то нам нужно сначала освободиться как от примитивного антисемитизма, так и от принятого в мире сем взгляда на вещи. От нас вовсе не требуется, чтобы мы заняли чью-то сторону и говорили во всеуслышание об одностороннем характере вины.  От нас требуется умение различать времена и события.  От нас требуется «просить мира Иерусалиму»ближних моих говорю я: мир тебе!»христиан, иудеев, мусульман — зависит от мира в Иерусалиме.

Основное возражение,  которое,  как правило,  возникает по поводу законности присутствия Израиля на его исторической родине, —  это его поведение и его грехи, безусловно,  реальные, но не нам их считать. Все предки Мессии были грешниками,  включая самого прекрасного царя-помазанника, певца новой твари — Давида. Но заодну ночь борьбы Иаков, занимающий место другого, становится Израилем. Народ Израиля переживает эту ночь,  и мы спрашиваем его: «Сторож,  сколько ночи?»

Но как бы мог признать существование другого тот,  чье собственное существование еще не признано? Однако,  земля Израиля —  это начало подлинного бытия,  место откровения, место,  в котором была явлена вся реальность Воплощения, ибо именно здесь Слово стало плотью и плотью иудейской.  И именно на этой земле народ откровения назначил встречу народу воплощения.


Leave a reply