Еврейские корни


Раввин Шимон Кефа-Апостол Петр

Октябрь 29, 2013
Print Friendly

Автор статьи: брат Мирослав

Следуя примеру папы римского БенедиктаXVI, стремящегося к сближению христианства и иудаизма, я  хотел  бы ближе познакомить читателя с одним из выдающихся евреев, ставшим основой нашей Церкви.Обращение рыбака Шимона, называемого Петром, было (по крайней мере, в нашем представлении) менее драматическим, чем обращение Шауля из Тарса. Казалось бы, нечего сказать об обращении человека, который три года ходил за Иисусом, слушал Его учение и видел творимые Им чудеса. Тем не менее, можно без труда заметить, как радикально изменились жизнь, взгляды и поведение этого человека после событий Пасхи. Попробуем проследить, как это произошло, чтобы воочию убедиться, что жизнь и смерть Апостола Петра – это неопровержимое доказательство воскресения Иисуса Христа.

1. Галилейский рыбак

Шимон бар Йоханан родился в городке Бетсайда, лежащем на берегу Галилейского озера (называемого также Тибериадским озером или озером Киннерет). Его отец Йоханан был рыбаком, возможно одним из беднейших. На восьмой день от роду родители совершили обряд обрезания, дав мальчику старое еврейское имя Шим’он (другие версии этого имени: Шимон, Симеон, Симон).

Это имя принадлежало одному из двенадцати патриархов Израиля, сыну Иакова и Леи. Этимологически оно связано со словом лишмоa(ивр. «слушать»). Лея, нелюбимая жена Иакова, когда родила своего первого сына, дала ему имя Шимон, выразив тем самым уверенность, что Господь Бог услышал о ее унижении и облагородил ее, дав ей сына. Возможно, во времена римской оккупации в Израиле давали детям имя Шимон в надежде, что Бог услышит их мольбы об освобождении. С другой стороны, ребенку часто давали имя одного из предков или родственников. Так или иначе, во времена Иисуса это имя было довольно широко распространено среди евреев и в Израиле, и в диаспоре. В Новом Завете можно встретить нескольких Шимонов: Шимон Кнани («ханааней» или «зелот»), Шимон Кожевник (Деян. 9,43), Шимон Чернокнижник (Деян. 8,9), некий фарисей по имени Шимон (Лк. 7,40), Шимон Прокаженный из Бет-ании, Шимон Киренейский и другие. Так что Шимон Кефа, известный нам как Апостол Петр, во время обрезания получил типичное еврейское имя, одно из наиболее распространенных в те времена.

Похоже, что Шимон был самым старшим ребенком в семье. Если это действительно так, то примерно через 30 дней от рождения родители должны были прибыть с ним в Иерусалим, чтобы принести жертву «искупления первенца», как это сделали родители Иисуса (см. Исх. 13,13 и Лк. 2,23). Несмотря на бедность и поверхностные познания в области религии, галилейские евреи отличались большим рвением по отношению к Закону Моисея и национальной традиции, исходящей из Торы. Хотя паломничество в Иерусалим и было нелегким, и требовало либо идти через враждебно настроенную Самарию, либо в обход через Иерихон и Иудейскую пустыню, все равно многочисленные паломники регулярно три раза в год приходили сюда приносить жертвы Богу.

Не случайно евреи из Иудеи считали галилейцев евреями «худшего сорта». Евангельские слова о «Галилее язычников» (Мф 4,15) или о том, что из Назарета ничего хорошего не может происходить (Иоан. 1,46) отражают многолетние трения между раввинами из Иудеи и простым галилейским народом, поддававшимся элленистическому влиянию. Случалось даже, что религиозные обеты, принятые в Галилеи, считались недействительными в Иудее. Просто в глазах раввинов галилейцы не разбирались ни в ритуалах, ни в интерпретации Торы. Критике подвергались также галилейские раввины такого уровня, как Ханина бен Доса или Йосе Галилеянин, которые совершали неопровержимые чудеса, но не слишком точно выполняли мелкие подробности ритуалов. В Талмуде даже можно найти текст, рассказывающий о том, как женщина отчитала раввина Йосе за болтливость и назвала его «глупым галилейцем».

Элленизация галилейских евреев коснулась также семьи Шимона, что проявилось на примере имени его брата Андрея. Это греческое имя (Андреас), почти не встречаемое среди евреев. Во всей Библии мы не найдем больше ни одного человека с таким именем, а в еврейской истории первый известный Андрей это некий Андрей Лукуас, который был предводителем антиримского восстания в Кирене, находящейся на территории сегодняшней Либии, в 115-117 годы после р.Х.

Еще одна характерная черта галилейских евреев, а вместе с ними и Шимона, – это их язык. Так же, как и во всем Израиле, Сирии и Вавилоне, в Галилее в те времена все говорили на арамейском языке, в котором функционируют горловые согласные ‘алеф и ‘айин, которым нет аналогии в славянских языках. Однако в отличие от иудейского и вавилонского диалектов, в галилейском арамейском говоре уже во времена Иисуса этих согласных не выговаривали. Наиболее известный пример разницы в произношении – это имя ‘Эл’азар, которое в Галилее произносили как Лазарь, и именно в таком виде оно появляется в иисусовой притче (Лк 16,20-25). Из-за этих характерных для галилейского диалекта разниц происходили многочисленные недоразумения. Например, в Талмуде записан рассказ об одном галилейце, который хотел купить на базаре в Иерусалиме нечто, что называл амар. Купцы стали высмеивать его: «Глупый галилеец, что ты хочешь купить? Может нечто, на чем можно ездить? Или нечто для питья? Или одежду? А может, жертвенное животное?» Дело в том, что в устах галилейца одинаково звучали четыре разных слова, по-разному произносимые в Иудее: хамаар (осел), хамар (вино), ‘амар (шерсть) и иммар (ягненок).

По этой причине галилейских евреев редко приглашали в синагогах Иудеи для чтения Торы, хотя у евреев во всем мире издавна распространен обычай оказывать честь каждому гостю приглашением прочесть отрывок из Торы. Но когда Тору читал галилеец, остальные евреи не могли понять многих слов, а некоторые слова воспринимали в ином смысле. И по этой же причине Шимона Петра много лет позже легко определили, как галилейца, во дворе первосвященника, где он находился после ареста Иисуса Христа.

Как каждый набожный еврей, галилейский рыбак Шимон в свое время женился. Возможно, что именно тогда от переселился из отчей Бетсайды в город Кфар Нахум (Капернаум). Его дом находился недалеко синагоги, в которую он ходил в каждый шабат, чтобы слушать Слово Бога и молиться. Сегодняшние руины синагоги в Капернаум принадлежат более поздней эпохе, но ее местонахождение, скорее всего, указывает на место, где была синагога во времена Шимона. Обычно новую синагогу строили на месте старой, так же как и новые церкви строились на месте старых. Это же касается и дома Шимона, на месте которого в IV-VI веках была построена византийская базилика, а сегодня в том же месте возведено современное здание церкви.

2. В поисках Правды

Читая в Новом Завете историю призвания Шимона Иисусом, можно предположить, что это был очередной этап в его личных поисках Правды. Хотя само понимание «правды» у него наверняка отличалось от нашего.

Во всем Израиле в те времена ожидали прихода Мессии. Мессианские надежды не обошли стороной и Галилеи, где бродячие учителя притягивали к себе толпы учеников. Одни ожидали, что Мессия займет пост Верховного Священника и возобновит настоящую богоугодную жертвенную службу в иерусалимском Храме. Другие ожидали, что он будет Пророком, который научит евреев правильно выполнять волю Бога, данную им в Торе. Еще другие считали, что это будет царь, способный руководить восстанием против могуществен­ного Рима и восстановить полную независимость государства Израиль. Во всех этих ожиданиях общим было то, что каждый понимал: еврей должен быть достойным прихода Мессии, должен знать и выполнять Тору. Поэтому и Шимон вместе с братом Андреем предпринял попытку присоединиться к группе учеников одного из наиболее известных назореев, который провозглашал обновление и очищение совершением ритуала твила (погружение в воде). Этого учителя звали Йоханан а-Матбиль – Иоанн Креститель.

Йоханан а-Матбиль не был раввином. Он не закончил никакой раввинской школы, не был учеником ни одного известного раввина, не был связан ни с одним раввинским течением и ни с одним религиозно-политическим движением. Его учение беспокоило всех евреев, потому что никто из них не был обязан погружаться в воду, чтобы получить прощение грехов. По понятиям иудаизма, прощение грехов можно было получить путем жертвоприношений, а для принесения жертвы необходимо было пройти обряд очищения, длившийся несколько дней, в котором преобладало омовение. Полное погружение в воде требовалось лишь в случае гиюра, когда язычник хотел стать иудеем.

И тут появляется какой-то назорей, который «не ест и не пьет» (Мф 11,18), живет в пустыне и одевается в шерсткую и жесткую одежду из верблюжьей шерсти, и призывает каждого еврея пройти обряд твила. Ничего удивительного, что обеспокоенные раввины, священники и простые люди шли к нему с вопросами: «Кто ты такой? Илия? Пророк? А может, ты Мессия?» Потому что ни один еврей без раввинского образования не имел бы права наставлять кого-либо в вопросах очищения – разве что был как минимум пророком.

Увы, Йоханан а-Матбиль разочаровал евреев. Он не был ни Мессией, ни Илией, ни даже простым пророком. Он не разбирался в сложных обрядах очищения, и с ним невозможно было даже поспорить на эту тему (см. Иоан. 3,25-26). Единственное, что он мог сделать, это укорять царя Ирода, что тот живет в грешной любовной связи с женой собственного брата, вопреки законам Торы. Поэтому после изначального «успеха» вскорости многие ученики покинули Йоханана а-Матбиля. Некоторые из них перешли к другому необычному учителю, Иисусу из города Нацерета, о котором Йоханан говорил, что Он – Агнец Божий.Одним из первых учеников, который заинтересовался новым учителем, был Андрей, брат Шимона. Евангелие Иоанна рассказывает, что Андрей вместе с неназванным по имени приятелем пошел спросить Иисуса, где Он живет, и остался у Него (Иоан. 1,37-40). В тех условиях это означало, что они покинули своего старого учителя и перешли к новому. В иудаизме ученики не только слушали лекции своего раввина, но и жили с ним, и принимали участие во всех событиях его жизни.

Возможно, уже первая встреча с Иисусом произвела на Андрея такое сильное впечатление, что он решил найти своего брата Шимона и сообщить ему о своей находке – Мессиии Израиля, с которым непременно хотел брата познакомить. Возможно, что Андрей признал Иисуса Мессией еще на основании слов своего предыдущего учителя, Йоханана а-Матбиля. Так или иначе, факт остается фактом: в тот момент Шимон уже не был в среде учеников Йоханана. Все детали евангельских рассказов указывают также на то, что даже после первой встречи с Иисусом Шимон вернулся домой, к своей семье в Капернаум.

Похоже, что галилейский рыбак Шимон после честной попытки посвятить себя службе Богу в группе учеников Йоханана а-Матбиля, а затем Иисуса из Нацерета, понял, что это не для него. У него не было достаточного запаса знаний, чтобы вести споры со знатоками Торы, у него не было достаточно смелости, чтобы публично показывать власть имущим их грехи. Дома его ждала жена, возможно и дети, лодка и рыболовные сети. Для еврея добросовестное выполнение ежедневных обязанностей в рамках заповедей Торы означает служение Богу в Его Царстве не в меньшей степени, чем вооруженная борьба с врагами или строительство государства Израиль.

Тем не менее, новый учитель Иисус не оставил его в покое…

3. Призвание

Евангелист Лука рассказывает, что как-то раз на берегу Галилейского озера (ивр. Киннерет) толпа напирала на Иисуса, и тогда Он вошел в лодку и оттуда наставлял слушателей, стоявших на берегу (Лк 5,1-3). Лодка принадлежала Шимону, который, по-видимому, уже оставил в покое всех этих раввинов и вернулся к нормальной жизни простого рыбака. Конечно же, Шимон вместе с другими выслушал проповедь, и скорее всего счел ее красивой и содержательной лишь затем, чтобы сразу же забыть ее содержание, как это и сегодня делают многие люди, посещающие церковь. По крайней мере, даже Евангелист Лука не передает содержания этой проповеди. Но тут же после окончания наставлений Иисус поразил Шимона, дав ему ясный приказ: выплыви на озеро и забрось сети.

Старый рыбак, Шимон прекрасно знал, что это не было подходящее для забрасывания сетей время. Однако что-то в словах Иисуса убедило его, что стóит попробовать, и поэтому без излишних дискуссий Шимон сделал так, как велел Иисус. Результат был еще более поразительный, чем повеление: рыбы было так много, что они до краев наполнили две лодки.

Реакция Шимона была необычной, по крайней мере, если посмотреть на нее глазами нашего общества. Многие из нас ожидают, что Бог будет постоянно заниматься удовлетворением наших потребностей. В принципе, такое ожидание не ошибочно, и Бог с удовольствием его исполняет. Проблема лишь в том, что когда мы получаем от Бога очередное благословение, мы воспринимаем его в порядке вещей, как будто бы нам это от Бога полагалось, а основная функция Бога заключалась бы в удовлетворении наших потребностей. В подобной ситуации многие из нас сказали бы: «Ну наконец-то Бог услышал мои просьбы! Наконец Бог решил мои проблемы! Теперь у меня уже никогда не будет недостатка в деньгах и пропитании!» Но Шимон отреагировал иначе: он вспомнил о своих грехах.

В Евангелии написано, что Шимон припал к ногам Иисуса и сказал: «Я – грешный человек!» (Лк 5,8). Мы должны понимать, что в этих словах не содержится и намека на семь главных грехов католицизма, или даже на Десять Заповедей. Шимон считал себя грешником не потому, что воровал, убивал или прелюбодействовал. Просто он знал, что он не подходит ни к роли раввина, ни даже ученика раввина.

Еврейское понимание греха значительно отличается от католического. Основная разница состоит в том, что мы называем грехом целенаправленное и сознательное нарушение Заповедей Бога, тогда как для еврея сознательное нарушение хотя бы одной Заповеди означает преступление, за которое причитается смертная казнь. Каждый еврей «подписал» с Богом договор, переданный через Моисея на горе Синай, и взял на себя обязательство выполнять все, что от него требуется. Сознательное невыполнение какой-либо Заповеди означает сознательное нарушение «Договора» с Богом – а сознательное нарушение «Договора» ведет лишь к одному возможному последствию: смерти. А грех (ивр. хаттат) означает для еврея нечаянное нарушение Заповеди или невыполнение какой-либо обязанности по неосмотрительности.

Таким образом, недостаток знаний относится в еврейском понимании к категории грехов. Ведь как мог бы еврей выполнять Заповеди, если он не знает, как это следует правильно делать? Шимон, будучи простым рыбаком и несостоявшимся учеником Йоханана а-Матбиля, прекрасно понимал, что многократно в ежедневной жизни совершает ошибки по отношению к Закону Моисея и нарушает его, даже не замечая этого. Спустя много лет он сам скажет об этих Заповедях, что они были «ярмом, которого ни мы, ни наши отцы не в состоянии были выполнить» (Деян. 15,10). Понимая, что он не в состоянии постичь всех сложностей интерпретации еврейского Закона, Шимон честно просит Учителя, чтобы тот оставил его в покое: «Оставь меня, Господи, я – грешный человек!» (Лк 5,8). Шимон понимал, что необычная рыбная ловля означает особое внимание со стороны Бога и, скорее всего, связанные с этим ожидания, и он был уверен, что не в состоянии удовлетворить никаких ожиданий Бога.

Но Иисус не собирался оставить его в покое, потому что был убежден, что именно такой человек, не считающий себя ученым, сознающий свои недостатки, лучше всего подходит для миссии «ловли людей» для Цаства Бога (Лк 5,10). По-моему, Шимон не совсем понимал, о какой «ловле людей» говорит Иисус, но и на этот раз он без излишней дискуссии выполнил повеление, которое могло бы показаться иррациональным. На этот раз Шимон пошел за Иисусом безоговорочно, оставив все, как есть.

4. Новое имя

Призвание Богом разных людей означало для них всегда начало новой жизни и новой миссии, поэтому часто они получали новое имя. Новое имя Бог дал Абраму, назвав его Авраамом (ивр. «отец народов»), и его жене Сарай, назвав ее «Сара» (ивр. «принцесса»). Новое имя получил Иаков, которого ангел назвал Израилем. Новое имя получил Иисус Навин, который прежде носил имя Ошеа.

Это не было какое-то необычное явление на древнем Востоке. Например, Иосиф, когда братья продали его в рабство в Египет, тоже получил там новое имя: Сафнат Панеах. Также Даниэль и его три приятеля получили в Вавилоне новые имена.

Необходимо отметить факт, что новое имя Шимона бар Йоханана не было связано с его новой функцией «ловца людей». В связи с этим можно думать, что даже если Иисус действительно назвал Шимона Петром-скалой уже на первой встрече (см. Иоан. 1,42), то и так никто не понял, при чем тут скала. Поэтому Иисус выбрал самые лучшие обстоятельства и самое подходящее место, которое соответствовало бы новому имени Шимона. А именно, в поблизости города Кейсария Филлипова Иисус задал ученикам вопрос, кем они Его считают.

Кейсария Филиппова – это единственный на территории Израиля «скальный город», в котором есть здания, вырубленные непосредственно в скалах, а не построенные из блоков или кирпичей. В наше время можно увидеть также другие опустошенные скальные города: например, Петра на территории нынешней Иордании, и Хесно д-Кефо (арам. «Крепость в скалах»), целый город, состоящий из сотен монашеских кельи. Он находится на территории сегодняшней Турции, где тысячи монахов и священников и миллионы верующих в Иисуса Христа были зверски убиты мусульманами в годы первой мировой войны. Турецкие власти не удовольствовались физическим истреблением монахов Хесно д-Кефо, и сегодня планируют построить плотину на реке Тигр и затопить этот уникальный памятник, свидетельствующий о многовековой великой христианской цивилизации этого региона…

Но вернемся к Кейсарии Филипповой. Прежде, чем родился Иисус Христос, она не была еврейским городом и называлась Панеас, потому что главным божеством местного языческого пантеона был некий Пан. Ирод Великий построил в этом городе великолепный языческий храм в честь Кесаря Августа, а его сын Филипп сменил название города на Кейсария. А поскольку в Израиле уже существовала Приморская Кейсария, эту новую назвали Филипповой. Великолепные остатки языческих храмов, вырубленных в скалах, до сих пор производят глубокое впечатление.

Именно здесь, возле скального города, погруженного в идолопоклонстве, Иисус задал своим ученикам вопрос: «Кем вы меня считаете?» Вместо ответа типа: «Мы думаем, что ты…», Шимон бар Йоханан вдруг уверенно сказал: «Ты – Мессия, Сын живого Бога» (Мф 16,16). В городе, где все поклонялись идолам, сделанным ремесленниками, и мифическим существам, выдуманным людьми, Шимон однозначно определил, что Иисус есть Сын Бога – живого, настоящего, который существует и действует.

Это был самый подходящий момент, чтобы дать Шимону новое имя и объяснить его. «Ты – скала», – сказал Иисус Шимону, точно так же, как только что Шимон сказал: «Ты – Мессия». И эта скала должна была стать фундаментом нового строения, которое Иисус назвал своей Церковью (гр. экклесиа).

Это слово в греческом языке означает людей, вызванных из толпы, может означать также просто собрание (например, еврейское собрание, т.е. кахал). В Евангелиях слово экклесиа появляется всего дважды, и на этом основании можно сделать вывод, что ни Шимон, ни другие Апостолы не имели никакого понятия о новом сообществе верующих, собранных вокруг Иисуса. Вероятно, они ожидали, что Иисус просто станет царем Израиля, Мессией, который властвует над евреями во имя Бога. Но здесь, в Кейсарии Филипповой, где скалы были фундаментом поклонения языческим ложным богам, Иисус назвал Шимона скалой, на которой будет построено новое сообщество верующих в Мессию, Сына живого Бога. Кстати, в своем первом письме верующим (1П 1,1) много лет спустя Шимон, названный Скалой, именно этим словом называет тех, к кому обращается: эклектойс, т.е. «избранные».

По-гречески скала называется петрос, поэтому новое имя Шимона бар Йоханана в греческой языковой среде звучало «Петр». Однако Иисус, который общался со своими учениками на арамейском языке, не назвал Шимона Петром, а Кефой, потому что по-арамейски скала называется кефо. Именно такое звучание нового имени зарегистрировал св. Иоанн (1,42), и именно Кефой называет Шимона равви Шауль (св. Павел) в своих письмах Коринфянам и Галатам. Равви Шауль тоже в ежедневной жизни пользовался арамейским языком, и в своих письмах он 8 раз употребляет имя «Кефа», тогда как всего два раза «Петр». В Евангелии и в Деяниях Апостолов имя «Петр» появляется примерно 150 раз как имя собственное Шимона бар Йоханана. Да и сам он, когда писал письмо верующим, принадлежавшим к Церкви, назвал себя именно Петром, Апостолом Иисуса Христа (1П 1,1).

Но не только новое имя получил Шимон в Кейсарии…

5. Смиха – раввинское назначение

Чтобы лучше понять то, что произошло в Кейсарии Филипповой, нужно обратиться к еврейскому менталитету и раввинскому опыту Шимона бар Йоханана.

Как уже было сказано, Шимон не был ученым, а его попытка присоединиться к группе учеников Иоанна Крестителя закончилась честным возвращением к рыбацкой жизни. Шимон понимал, что он не годится на пост раввина, не умеет интерпретировать сложных указаний Торы и спорить с мудрецами о запутанных ритуальных предписаниях. Не исключено, что он пошел за Иисусом только потому, что роль «ловца людей», которую предложил ему Иисус, не требовала от него умения решать спорные галахические вопросы, связанные с выполнением еврейских религиозных законов (ивр. галаха). По крайней мере, Шимону так казалось. Но в Кейсарии Филипповой после получения нового имени Шимон Кефа бар Йоханан получил раввинское назначение со словами: «Дам тебе ключи царства небесного; то, что свяжешь на земле, будет связано в небе, а то, что развяжешь на земле, будет развязано в небе» (Мф 16,19).

На языке еврейских раввинов власть «связывать и развязывать» означала ни более ни менее как власть принимать галахические решения, которые становились законом. Ивритские слова асар ве-хиттир (связывание и развязывание) означало фактически «разрешение и запрещение». Талмуд рассказывает, что власть «связывать и развязывать» имели разные раввинские школы, а прежде всего Синедрион, как высший раввинский суд. Существовало убеждение, что их решения в каждом вопросе получали ратификацию от небесного трибунала, и становились законом также «в небесах». И исторические источники, и сами Евангелия свидетельствуют о многочисленных злоупотреблениях религиозной властью. Например, Иосиф Флавий писал, что во времена царицы Александры фарисеи со своей религиозной властью фактически захватили власть в государстве и могли даже добиться заключения в тюрьму или освобождения любого человека. Критикуя фарисеев, Иисус в определенной степени признает, что они имеют власть «связывать и развязывать». Он сам говорил своим ученикам: «Делайте и сохраняйте все, что они [фарисеи] вам говорят, но не берите примера с их поступков. Они говорят, а сами не делают. Они связывают тяжелые грузы, которые невозможно носить, и взваливают их на плечи людей, а сами даже пальцем их не хотят коснуться» (Мф 23,3-4).

В этом высказывании легко заметить две основные вещи: с одной стороны, слова о связывании грузов относятся именно к формулировке галахических запретов, которые очень тяжело было выполнить, и которых сами фарисеи лицемерно не выполняли. С другой стороны, Иисус советует ученикам, чтобы они «делали и сохраняли» учение фарисеев, и тем самым признает, что фарисеи верно интерпретируют галахические законы еврейской Торы.

То же самое касается «ключей царства небесного». В Евангелии Луки Господь Иисус критикует знатоков Писания и говорит, что они «взяли ключ от знаний, но ни сами не вошли, ни другим не позволили войти» (Лк 11,52). Получается, что Иисус назначил Петра одновременно хранителем с ключами, обязанным раздавать хранимые сокровища, и судьей, имеющим власть решать вопросы еврейского Закона. Иначеговоря, Иисуснаделилеговластьюглавногораввина.

Каждый еврей в этом месте задал бы вопрос: а получил ли сам Иисус раввинскую власть, чтобы передавать ее другим? Ответ такой, что Иисус не был учеником ни одного раввина, и не получил от других полномочий для назначения очередных раввинов (ивр. смиха). Значительная часть дискуссий Иисуса с тогдашними раввинами касалась именно этого вопроса: откуда у Него власть говорить и делать то, что Он говорил и делал? Очень интересно проследить эту дискуссию в Библии, но здесь достаточно лишь отметить, что мы говорим о моменте, когда Шимон Кефа признал Иисуса Мессией, Сыном живого Бога. Эти слова означали убеждение, что Иисус получил елеопомазание, назначение, смиху не от людей, а от самого Бога. Поэтому ни сам Шимон Кефа, ни другие Апостолы не удивились, что Мессия передал раввинскую власть человеку, который признал в Нем Мессию.

Совершенно очевидно, что история еврейского народа, записанная последователями фарисейской раввинской школы, не содержит никаких упоминаний о Раббане Шимоне Кефе бар Йоханане, потому что фарисеи признавали лишь свои собственные раввинские назначения. В истории Церкви тоже Шимон Кефа никогда не фигурирует как главный раввин, потому что Иисус лично запретил своим ученикам пользоваться таким титулом: «Вы не позволяйте, чтобы вас называли Равви, потому что один у вас Учитель, а вы все – братья» (Мф 23,8).

Думается, что Шимон Кефа очень удивился бы также, если бы его назвали по католическому обычаю Святым Отцом, потому что и этот титул для него был бы неприемлем в связи с Иисусовым запрещением: «Никого на земле не называйте своим отцом, потому что у вас один Отец – в небе» (Мф 23,9).

Так или иначе, Шимон бар Йоханан получил в Кейсарии Филипповой раввинское назначение, а вместе с ней и новое имя. Началась новая жизнь…

6. Первое недоразумение

Евангелист Матфей описывает, что сразу же после того, как Иисус похвалил Шимона за непоколебимую веру и дал ему в связи с этой верой новое имя – Кефа, Он начал говорить ученикам о своих страданиях и казни. Новоиспеченный главный раввин Шимон Кефа начал Его увещавать: «Да не случится с тобой такое никогда!» В его понимании, вся эта история с назначением, новой функцией и новым именем не имела бы никакого смысла, если бы Иисус действительно был казнен в Иерусалиме, а не взял царскую и/или первосвященническую власть в свои руки.

Скорее всего, так же думали и остальные Апостолы, но именно Шимон Кефа почувствовал себя обязанным одернуть Иисуса. Он отвел Его в сторонку и объяснил Ему свое видение будущего. «Но Иисус отвернулся и сказал Петру: уйди с глаз моих, сатана! Ты мне мешаешь, потому что не думаешь о том, что Божье, а о том, что человеческое!» (Мф 16,23).

Этот ледяной душ, под которым оказался новоизбранный Иисусом главный раввин (или, по нашим католическим меркам, папа римский), должен и для нас стать предостережением. Очень часто мы, особенно после того, как Бог одарит нас особым благословением, когда почувствуем Его присутствие в нашей жизни, начинаем чувствовать себя настолько самоуверенно, что пытаемся обрабатывать Бога «под себя». Нам кажется, что раз Бог нас любит и одаривает, то не будет иметь ничего против нашего греха, нашей злобы, нашей гордыни, и поймет, что я просто не могу стать другим.

Но Бог, когда оказывает нам свою любовь и поднимает нас выше наших слабостей, ожидает от нас по крайней мере перемен в образе мышления. Именно мышление не изменилось у раввина Шимона Кефы, хотя все другое изменилось. Его воображение о воле Бога осталось прежним, несмотря на то, что именно эта воля начала реализоваться в его собственной жизни.

И поэтому Иисус назвал Шимона Кефу сатаной.

Конечно же, это не означает, что Иисус счел его одержимым злым духом. Слово сатан в этом контексте не означает духовных существ, падших ангелов, демонов или чего-либо в этом роде. На иврите слово сатан означает врага, и именно врагом назвал Иисус своего лучшего друга, которому мгновение тому назад оказал величайшее доверие и которого назначил на высший пост.

Чтобы лучше это понять, можно обратиться к учению раввина Шауля, который писал: «Те, кто живет по побуждениям тела, думают о том, что связано с телом, а те, кто живет Духом, думают о том, что связано с духом (…). Поэтому замысел тела враждует с замыслом Бога» (Рим. 8,5). Совершенно очевидно, что Шимон Кефа не мог переключить своего образа мышления с «телесного» на «духовное», потому что это невозможно без помощи Святого Духа, которого тогда еще люди не могли получить. Гораздо хуже, что мы, которым Святой Дух дан без ограничений, предпочитаем оставаться при своем телесном мышлении и не хотим заменить его на духовное, угодное Богу. И при этом мы обольщаем себя надеждой, что Иисус не назовет нас своими врагами, сатанами

Что касается равви Шимона Кифы, то следует отметить неопровержимый факт: после смерти и воскресения Иисуса, его мышление и подход к разным вещам значительно изменилось.

7. Второе недоразумение

В Евангелии Матфея сказано, что спустя шесть дней после назначения Шимона Кифы на раввина, Иисус взошел на высокую гору, забрав с собой Шимона и еще двух учеников – старых друзей еще из Капернаум, братьев Йоханана и Яакова, сыновей некоего Завдая, тоже в прошлом рыбаков (Мф 17,1). Все четверо взобрались на гору Табор, которая находится в Галилее, гордо возвышаясь над долиной Шефела.

Все предпосылки указывают на то, что как раз был праздник Суккот (ивр. «шалашей», в славянской традиции называемый праздником Кущей). Во время этого праздника, длящегося 8 дней, евреи обязаны жить не дома, а в построенных специально для этой цели шалашах. Смысл этого обряда таков, что Израиль после исхода из Египта жил в шалашах в пустыне, и поэтому, чтобы не забыть об этом, должен раз в год выходить издому, и снова пожить недельку в шалаше. Но символическое значение этого праздника гораздо глубже. Оно связано с целым рядом предшествующих событий, а именно с исходом из Египта, получением Торы на Синае, измены с золотым тельцом, ожиданием гнева и кары Господней, повторным получением Торы и получением прощения от Бога. Каждое из этих событий связано с определенным праздником еврейского календаря, а завершением всего этого является именно праздник Суккот, наглядно показывающий, что Бог поселился в шалашах Израиля. Евреи выходят из дому, чтобы пожить в шалашах, потому что Бог приходит к ним, чтобы пожить с ними в тех же шалашах.

Если мы сочтем, что Иисус действительно вошел на гору Табор в праздник Суккот, то нам многое станет понятным в символике самого события «преображения Господня»: присутствие Бога в Иисусе становится видимым в блеске славы, точно так же, как это было с Моисеем, когда он второй раз получил на Синае Тору (Исх. 34,29-30). Бог поселился в шалашах Израиля в лице Иисуса, который и есть «блеск Его славы и отображение Его существа» (послание к Евреям 1,3). Для Шимона Кифы все это было очевидным, когда он увидел преображенного Иисуса, беседующего с Моисеем и Илией, и слышал их разговор. Похоже, что в этот момент Шимон предпринял попытку «думать о том, что касается Бога», чтобы не повторить своей ошибки, которая имела место всего шесть дней назад. По рассказу Евангелиста Луки (9,31), беседа Моисея и Илии с Иисусом касалась той же темы: страдания и смерти Иисуса. Поэтому на этот раз Шимон Кефа, который не хотел снова оказаться в рядах врагов Иисуса, предложил нечто иное, что в его понимании было связано с волей Бога: надо поставить здесь шалаши и праздновать Суккот вместе с Моисеем и Илией.

Следует, однако, думать, что всю свою оставшуюся жизнь Шимон Кефа стыдился этой своей идеи. Евангелист Марк, который (согласно Традиции) написал свое Евангелие со слов Шимона, отмечает, что тот «не знал, что надо говорить», и что был испуган (Мк 9,6). Факт, что на этот раз Иисус не отчитал Шимона за глупость и за неверие. Иисус вообще не успел сказать ни слова, потому что в этот момент с неба раздался голос: «Это мой возлюбленный Сын, Его слушайте!» (Мф 17,5).

Оказывается, слова Шимона снова не были «духовные», а чисто человеческие. Он просто хорошо себя почувствовал в присутствии озаренного сиянием Иисуса, и ему захотелось, чтобы такое состояние длилось как можно дольше. Он хотел остаться на этой горе вместе с Иисусом, Пророками и друзьями, хотел праздновать и хорошо себя чувствовать. Думается, что многие из нас, католиков, чувствуют себя подобным образом во время праздников Рождества, когда нам так хорошо в домашней атмосфере, когда мы чувствуем, что где-то там в яслях лежит Божий Ребеночек, такой невинный и красивенький, которому нравится наше пение рождественских песен, и который своими требованиями не мешает нам хо/iрошо себя чувствовать.

Но Иисус – это не вечно лежащий в яслях ребеночек, и не вечно сидящий в шалаше Сын Бога. Иисус велел своим ученикам встать и сойти с горы вниз, вернуться к людям после этого глубокого чувства присутствия Бога, бесконечного Добра. Идти к людям и нести им свое свидетельство.

Раввин Шимон Кефа запомнил этот урок на всю жизнь. Незадолго до своей мученической смерти он напомнил верующим об этом событии, подтверждая, что его учение опирается на фактах, а не на легендах:

«Но пока я жив и нахожусь в этом теле, я считаю своим долгом напоминать вам об этом. Я знаю, что скоро мне предстоит уйти из этой жизни, мне Господь это открыл. Поэтому я и стараюсь утвердить вас в истине, чтобы, когда меня среди вас уже не будет, вы всегда помнили о ней. Мы рассказывали вам не искусно сочиненные сказки, мы говорили вам о силе и скором возвращении Господа Иисуса Христа; мы сами были очевидцами Его величия. Честь и слава были даны Христу Богом и Отцом, голос которого прозвучал для Него в великой славе: „Это мой любимый Сын, в Нем исполнение моей доброй воли”. Мы сами слышали этот голос с небес, когда вместе с Ним были на святой горе» (2П 1,13-18).

Этот отрывок приведен по современному переводу Библии, чтобы подчеркнуть смысл высказывания Шимона Кефы. Следует отметить, что в греческом оригинале равви Шимон Кефа дважды использовал здесь слово скиноматос, образно говоря о своем теле и своей жизни. Это слово происходит от слова скенас – «шалаши, палатки», которое он употребил на горе Табор (Мф 17,4), желая праздновать там Суккот с Иисусом…

8. Очередные недоразумения

Равви Шимон Кефа не был способным учеником. Он не научился вести научные споры с другими раввинами, не научился соблюдать всех требуемых в иудаизме мелочных ритуалов. В Евангелии мы читаем, что ученики Иисуса – а с ними и Шимон – многократно поступали вопреки принятым нормам: то им хотелось срывать колосья в шабат, то они забыли омыть руки перед едой, то не постились во время, когда постились другие евреи, то еще что-нибудь. Они даже не в состоянии были сами защититься от критики фарисеев, всегда за них вынужден был заступаться Иисус.

Равви Шимон Кефа многократно становится главным героем многочисленных недоразумений, о которых рассказывают Евангелия. Мы можем прочесть о том, как неудачно Шимон начал ходить с Иисусом по воде, после чего он еле-еле не утонул. Многократно именно Кефа просит Иисуса, чтобы тот объяснил ему какую-то притчу, которая даже нам кажется ясной, как день. Часто он задает вопросы, которые кажутся не слишком мудрыми, например: «Сколько раз мы должны прощать?» «Мы пошли за Тобой, а что получим в награду?» «А когда придет Царство Бога?» «Ты нам это говоришь, или всем?» Несмотря на это, Иисус несомненно фаворизировал его и делал его одним из немногих свидетелей некоторых особенных чудес, таких как Преображение или воскресение дочери Иайра.

Дискуссия раввина Шимона Кефы с Иисусом на тему ритуального омовения, которая завязалась во время Пасхального ужина (Иоан. 13,2-10), выглядит просто смешно. Когда Иисус хотел обмыть ему ноги, Шимон не соглашался так долго, пока Иисус не начал ему угрожать, что вообще не возьмет его в свое Царство. Тогда Шимон согласился на омовение ног, но начал требовать, чтобы Иисус омыл ему также и голову. Но и на этом недоразумения не закончились: Шимон был убежден, что он в состоянии «выпить чашу», предназначенную Иисусу, хотя толком не понимал, о чем Иисус говорит; он был уверен, что отдаст жизнь за Иисуса, но при этом думал о кровавой битве, а не об аресте и казни Учителя; он храбро хватался за меч, чтобы защищать Иисуса, когда тот вообще не собирался защищаться. Можно сказать, что этот избранный Иисусом ученик, чья вера была причиной получения имени «Скала», постоянно разочаровывал своего Учителя, так как ни разу не понял, о чем речь. Что бы он ни сделал, что бы ни сказал – все было не на тему.

В принципе, из всех высказываний раввина Шимона Кефы, произнесенных до смерти Иисуса Христа, только одно звучало разумно:

«Иисус обратился к Двенадцати: Неужели и вы хотите меня покинуть? ОтветилЕмуШимонПетр: Господи! Кудажемыпойдем? У Тебя слова вечной жизни. А мы поверили и убедились, что Ты – святой Божий» (Иоан. 6,67-69).

В этих словах можно заметить глубокую веру и убеждение, что Иисус – это человек, которому стóит доверить свою жизнь, даже если и не понимаешь всего полностью. Интересно само словосочетание: «поверили и убедились», которое в еврейском контексте следовало бы перевести как «доверились и испытали на себе». В еврейском мировоззрении вера в кого-то означает личное доверие, когда можно положиться на кого-то, а познание означает не столько получение информации, сколько испытание на собственной шкуре.

Было бы неплохо, если бы и у нас появилось такое доверие к Иисусу, которое позволило бы нам испытать на себе Его святость.

9. Кризис веры

Имея в виду все то, что было сказано о научных способностях раввина Шимона Кифы, его неудачах и ошибках, а также о глубоком доверии Иисусу, основанном на ежедневном опыте жизни с Ним, можно без труда представить себе, какую внутреннюю трагедию пережил этот человек в тот вечер, когда его Учитель был арестован и заключен в тюрьму.

Непроизвольно вспоминается отчаяние, которое должно было охватить Авраама в момент, когда Бог потребовал от него принести в жертву единственного сына, которого сам же Бог ему дал и обещал, что от него будет происходить великий народ. Неужели Бог ошибся? Неужели Он изменил свое обещание? Неужели Его слово ничего не значит? Как можно дать человеку надежду и любимого ребенка, а потом требовать, чтобы он убил этого ребенка и всю надежду, связанную с ним? Но доверие Авраама по отношению к Богу было сильнее всего, а его верность была вознаграждена.

Еврейские раввины иногда задают вопрос, а не было ли наоборот, и не Авраам ли сделал Богу испытание. Они говорят, что Авраам, когда продумал все обещания Бога, решил по-настоящему убить Исаака, думая: «Интересно, как теперь Бог выйдет сухим из воды и выполнит все свои обещания, когда Исаак будет мертв?» Возможно, в таком понимании есть зерно правды, ведь и сама Библия утверждает, что Авраам верил, что Исаак будет воскрешен из мертвых (Евр. 11,17-19). Однако ничего подобного не могло прийти в голову погруженному в отчаянии Шимону, чье доверие было связано с ожиданием политического возрождения Израиля. Если даже он и думал о духовном возрождении, то скорее в категориях очищения жертвенного культа в иерусалимском Храме, откуда следовало убрать всех взяточников-священников и восстановить в священнических правах всех потомков Аарона. И хотя Иисус многократно предсказывал свои страдания и смерть, мышление Шимона Кефы оставалось «человеческим». Собственно говоря, нельзя ожидать, чтобы было иначе…

Попробуем почувствовать духовное состояние Шимона Кефы, еврея, которому казалось, что его призвал настоящий Мессия и предназначил для исключительной роли; который был убежден, что этот Мессия наделен сверхъестественной силой от Бога; который готов был один с одним мечом сражаться с целой когортой профессиональных солдат – так сильна была его вера в Иисуса и в победу. И вдруг полное отчаяние: Мессия арестован, избит и унижен. Неужели это возможно? Неужели это ошибка, или мистификация, или наваждение? Как это связать воедино со всеми событиями, которые происходили в течение последних лет, когда Иисус постоянно демонстрировал свои исключительные взаимоотношения с Богом? В таком душевном смятении, в отчаянии и в сомнениях, Шимон Кефа автоматически отрекается от Иисуса, когда его узнают как галилейца и спрашивают, не ученик ли он арестованного Учителя. Он и так никогда не мог исполнить ожиданий Иисуса, и так не понимал, что должен сказать в той или иной ситуации, но теперь он пережил настоящую внутреннюю трагедию. Особенно когда понял, что Учитель знал, что он отречется от Него.

Не знаю, как кто другой, но я в своей жизни не испытал ничего хуже, чем одиночество и бессилие перед лицом зла. И я убежден, что именно эти два самых страшных чувства овладели Шимоном Кефой в тот пасхальный вечер и не покидали его аж до воскресного утра, когда пришли женщины и объявили, что гробница Иисуса пуста, а ангелы сообщили о Его воскресении.

Я думаю, что в эти дни равви Шимон Кефа бар Йоханан пережил самый большой кризис веры, который только может пережить человек. Все, во что он до сих пор верил, все его представления о Боге, Его царстве и своей роли в этом царстве рухнули и рассыпались в прах. И поэтому равви Шимон, услышав слова женщин о воскресении Иисуса, бросился бегом к гробнице, и, войдя, увидел свернутые полотна, из которых сверхъестественным образом исчезло тело Учителя. Увидел и уверовал.

В этом месте хочется отметить две очень важные вещи. Во-первых, все события, наступившие после того, как Шимон Кефа увидел пустую гробницу, совершенно не подходят к характеру Шимона, с которым мы познакомились на страницах Евангелия, как это было описано выше. С этого момента равви Шимон Кефа стал другим человеком, и нет никакого естественного объяснения этим переменам. Его проповеди после этого события отличались блестящим умом и необыкновенно глубокими знаниями, а отвага удивляла всех его врагов. Но это уже не была безумная храбрость воина, бросающегося в одиночку на когорту солдат, а смелость человека, безгранично любящего и уверенного, что физическая смерть – это ничто по сравнению с духовной смертью.

А во-вторых, равви Шимон Кефа может служить нам отличным примером того, как можно жить близко Бога, рука об руку с Иисусом, видеть Его действия и все равно не понимать, к чему это все. Поэтому сам Шимон никогда не осудил никого из своих собратьев евреев ни за убийство Иисуса, ни за неверие в Него. Он прекрасно понимал, что они действовали, сами не понимая, что делают (Деян. 3,17). Урок покорности, который прошел Шимон Кефа, принес ему страдания, но и сформировал его характер и доброжелательное, понимающее отношение к другим людям.

10. «Пасимоиховец»

Иисусвстречалсясосвоимиучениками 40 днейпослеПасхи, преждечемстранным, сверхъестественнымобразомвознессянанебеса. Во время одной из встреч Он передал заботе Шимона Кифы всех своих учеников (Иоан. 21,15-17).

Это не был легкий разговор, а русский перевод Библии, к сожалению, не передает всей глубины внутренних переживаний, которые сопутствовали словам Шимона Кифы. «Когда они закончили есть, Иисус сказал Шимону Петру: Шимон бар Йоханан, ты действительно любишь меня больше, чем они? Тот ответил: Да, Господи. Ты знаешь, что я люблю Тебя. Иисус сказал: Тогда паси моих овец». В греческом тексте Евангелия от Иоанна Иисус использует слово агапас, тогда как Шимон Кефа – слово филео. Разница между ними принципиальная, потому что каждое из этих слов обозначает совершенно разные виды любви.

Слово агапе в греческом языке означало любоовь, исходящую из свободного добровольного решения служить другому человеку. В этой любви не имеет значения, чувствует ли себя при этом хорошо любящий, или испытывает неудобства – самое главное, умеет ли он правильно понять потребности любимого человека и может ли эти потребности удовлетворить, даже если для этого необходима с его стороны определенная жертва. Похоже, что лучше всего сущность любви агапе передают слова самого Иисуса: «Нет любви больше чем та, когда человек готов отдать жизнь за своих друзей» (Иоан. 15,13).

Совершенно иначе дела обстоят с любовью, называемой по-гречески филео. Это любовь, неразрывно связанная с хорошим самочувствием, с сильными эмоциями, и обязательно с взаимностью. Если пребывание с другим человеком перестает быть приятным, любовь филео угасает. Когда другой человек не отвечает любовью на любовь, филео не может продолжаться.

Можно заметить, что Иисус спросил Шимона, готов ли он любить Его до такой степени, чтобы оттдать за Него свою жизнь. На это равви Шимон Кефа, сознавая свои недостатки и слабости, помня свое отречение от Учителя, не осмеливается заверять Его о своей любви и верности до смерти. Фактически, его ответ звучит: «Нет, я не люблю Тебя так, как Ты любишь меня; я не в состоянии отдать за Тебя жизнь, мне просто хорошо в Твоем присутствии». Но Иисус, услышав такой ответ, все равно говорит: «Паси моих овец».

Интересно, что Иисус трижды повторяет свой вопрос, и трижды равви Шимон Кефа отвечает так же, не имея смелости обещать что-либо своему Учителю. Но и на этот раз Иисус знает все лучше, и предсказывает, что в свое время Шимон Кефа проявит всою любовь агапе, отдав жизнь за Него. Иисус убежден в этом так же, как во время Пасхального ужина был убежден, что несмотря на всю свою веру и рвение Шимон трижды отречется от Него.

Совершенно очевидно, что в этот момент Иисус подтвердил назначение Шимона Кефы на пост главного раввина еврейской общины, доверившей свое будущее Воскресшему Мессии и ожидающей Его возвращения. Похоже, что теперь Шимон наконец начал понимать, что означает «ловить людей», и как это связано с его непоколебимой верой и властью «связывать и развязывать». Я лишь сомневаюсь, почувствовал ли себя в ту минуту равви Шимон бар Йоханан епископом Рима. Одно ясно: он уже не задал Учителю ни одного вопроса, связанного со своим назначением…

Фактически, лишь с этого времени началась новая жизнь раввина Шимона Кефы, посвященная Иисусу, в которой он начал наставлять евреев и решать спорные галахические вопросы. Равви Шауль из Тарса в своих письмах подчеркивает, что Шимон Кефа вместе с Иоанном и Иаковом считались опорами веры в Иерусалиме (Гал. 2,9), и что его основной задачей была апостольская работа «среди обрезанных» (Гал. 2,8). Деяния Апостолов рассказывают о миссии Шимона среди евреев, прежде всего в Иерусалиме. По сравнению с Апостолом Павлом, равви Шимон Кефа вообще не путешествовал, как миссионер. В Библии можно прочесть лишь о том, как он посетил верующих в Самарии (Деян. 8,14), Лидде (9,32), Яффе (9,38), совершенно исключительно сходил к язычнику Корнелию в Кейсарии над Морем (10,1-5), ну и еще в послании к Галатам есть упоминание о его визите в христианской общине в Антиохии, которая состояла в основном из неевреев (Гал. 2,11). Историк Церкви Евсевий из Кейсарии на основании 1П 1,1 сделал вывод, что Шимон Кефа работал также среди евреев в Понте, Галатии, Каппадокии, Вифинии и Азии, но эта гипотеза не находит подтверждений. Тем не менее, легко заметить, что согласно Гал. 2,8 апостольский труд первого папы римского касался почти исключительно евреев.

11. Эффективная проповедь Евангелия

Когда воскресший Иисус 40 дней пребывал с учениками, а затем вознесся на небеса, наступил праздник Шавуот (Пятидесятница). Снова Иерусалим наполнился паломниками со всего еврейского мира, перед лицом которых Бог излил своего Святого Духа на маленькую группу Апостолов, вызвав огромное возбуждение в народе (Деян. 2). Именно тогда впервые Шимон Кефа произнес речь, обращаясь к евреям из разных стран, собравшимся в Иерусалиме.

Возможно, упрямые израильские элиты вообще не обратили бы внимание на это событие, если бы не факт, что ученики Иисуса, будучи искренне верующими евреями, ежедневно ходили в Храм. И вот в один прекрасный день равви Шимон Кефа совершил великое чудо, исцелив человека, который от рождения был хромым (Деян. 3,1-8).

Как уже было сказано, чудеса исцеления не были исключительным явлением среди евреев. Наиболее известным чудотворцем тех времен был равви Ханина бен Доса, галилеец, которого не слишком любили в Иерусалиме. Но существенная разница состояла в том, что равви Шимон Кефа, исцелив калеку, сразу же объяснил свидетелям происшедшего, что чудо произошло во имя Иисуса, убитого и воскресшего. Если бы не эти слова, никто не обратил бы особого внимания на это «обыкновенное» чудо. Но послушаем, что сказал евреям Шимон Кефа, напоминая им о недавних событиях Пасхи, которые произошли всего два месяца назад (выделенно мнойМР):

Вы отреклись от Святого и Праведного, а убийцу (Варавву) просили освободить. Вы убили Несущего жизнь, но Бог воскресил Его из мертвых, и мы свидетели этому. Мы видели это собственными глазами. Силой Иисуса был исцелен этот калека, ибо мы уверовали во имя Его, и этот человек, которого вы видите и знаете, был полностью исцелен перед всеми вами ради веры в имя Иисуса! Но я знаю, братья, что вы сделали все это в неведении, как и предводители ваши. Бог же предрекал через всех пророков страдания Христу и таким образом исполнил это. Так покайтесь же, и возвратитесь в лоно Господнее, чтобы вам простились грехи ваши, и тогда Господь дарует вам духовное обновление и пошлет вам Иисуса, того, которого Он избрал быть Христом вашим, и который должен оставаться на небесах до того времени, когда все будет совершено, как и говорил Бог издревле через своих святых пророков (Деян. 3,14-21).

Необходимо обратить внимание на факт, что Кефа никоим образом не требовал мести ни по отношению к этим людям, и по отношению к «предводителям». Говоря об убийстве Иисуса, он прямо обращается к своим слушателям, как к убийцам Господа, но подчеркивает, что их действия были несознательными, «в неведении». В раввине Шимоне Кефе нет ни злости, ни обиды, он полон понимания и любви, которая готова прощать и помочь найти путь к спасению.

Я думаю, что причина такого положения вещей содержится в двух фактах: во-первых, равви Шимон Кефа реально, по-настоящему видел Воскресшего, и именно это полностью преобразило его взгляды на мир, а во-вторых, он прекрасно сознавал, что ведь и сам прежде не понимал учения Иисуса, и сам отрекся от Него, причем сделал это трижды.

Совершенно очевидно, что евреи получают прощение грехов не только благодаря тому, что они – евреи. Так же как и нам, язычникам, им необходимо обратиться к Иисусу, чтобы получить прощение грехов. Но мы должны помнить, что обращение Израиля возможно лишь тогда, когда мы будем относиться к евреям так, как относился к ним наш первый папа римский: с любовью и пониманием, и с уверенностью, что обращение к Иисусу – это единственный путь к жизни. Мне кажется, что неэффективность нашей проповеди по отношению к Израилю связана с тем, что мы и сами не до конца убеждены в том, что вера в Иисуса совершенно необходима для спасения каждого человека, и из-за этого мы не чувствуем потребности говорить о Воскресшем другим людям, не замечаем наших собственных промахов, и по этой причине не умеем относиться к другим с пониманием и милосердием. Поэтому легко заметить, что после проповеди Шимона Кефы к Иисусу обращались тысячи евреев, а после наших проповедей обращаются в лучшем случае единицы.

Радует, однако, факт, что Бог и так находит способ, чтобы показать Себя своему возлюбленному народу. Известны случаи спектакулярных обращений известных раввинов, таких как Давид Штерн, Йосеф Шулам или Иллель Голдберг. Сегодня израильское общество необычайно открыто для Евангелия. Оказывается, более 80% израильтян считает, что христиане имеют право проповедовать в Израиле, и почти 60% придерживаются мнения, что о христианском учении следует преподавать в школах. Не хватает только людей, которые бы с пониманием и любовью принесли Добрую Весть народу, который «по незнанию» убил собственного Мессию, выполняя тем самым замысел Бога, и давая возможность спасения для каждого, кто в Него поверит – «сперва еврея, а потом и грека» (Рим. 1,16).

12. Можнолиевреюестьвместесязычниками?

Нет нужды подробно обсуждать все проповеди раввина Шимона Кефы, произнесенные в Иерусалиме перед толпами евреев и перед Синедрионом. Каждый может прочесть их содержание в Деяниях Апостолов, и воочию убедиться, как сильно изменился этот рыбак в течение нескольких дней. Наполненный Святым Духом, он не боялся выступить даже перед собравшимися раввинами Высшего Религиозного Совета Израиля – Синедриона, которые не могли наудивляться, как этот недоученный рыбак, который у них вообще не учился, может обладать такими глубокими знаниями (Деян. 4,13). Он бесстрашно свидетельствовал о воскресении Иисуса, а на типичный еврейский вопрос: «Что мы должны делать?» – отвечал: «Обратитесь к Богу, и пусть каждый из вас примет крещение во Имя Иисуса Мессии для прощения грехов ваших, и тогда вы получите дар Святого Духа» (Деян. 2,38).

В принципе, в таком учении было очень мало нового, если не считать того, что Имя Иисуса, воскресшего Божьего Сына, приобрело спасительный смысл для каждого еврея. Тем не менее, доверие Иисусу не было связано с тем, чтобы евреи перестали выполнять свои обычные галахические обязанности, а касалось глубоких духовных перемен, прощения грехов и вечной жизни.

Первый настоящий галахический вопрос, который пришлось решать раввину Шимону Кефе, касался кашрута, т.е. ритуально чистых и нечистых пищевых продуктов. Всем известна история о том, как, пребывая в доме Шимона Кожевника в Яффе, Шимон Кифа получил видение, в котором с неба опустилось к нему полотно, полное земноводных и пресмыкающихся, которых раввин должен был убивать и есть. Реакция Шимона была типично еврейская: «Ну нет, Господи! Никогдавжизнинееляничеготрефного!» (Деян. 10,14). И хотя видение повторилось трижды, равви Шимон непоколебимо оставался при своем мнении, и не стал убивать и есть все эти свинства, ползавшие по опущенному с неба полотну. Было бы ошибкой считать, что позднее равви Шимон изменил свое мнение. Все указывает на то, что Шимон Кефа в очередной раз почувствовал, что Господь испытывает его, и что ему удалось успешно пройти испытание. Он лишь размышлял о том, какое значение имело это видение от Бога.

Ответ не заставил себя долго ждать: в двери дома уже стучались посланники от Корнелия из Кейсарии, с которыми главный раввин еврейской мессианской общины отправился в гости к язычнику, не имея никакого понятия ни о чем, но уверенный, что идти надо. Лишь на месте он понял, что странное видение касалось именно этого визита, и что ему нельзя пренебрегать язычником как нечистым, потому что Бог готов принять язычника так же, как и еврея.

Интересно отметить, что равви Шимон Кефа сохранил верность принципам кашрута, и даже пребывая с язычниками не ел того, что Тора называет нечистым. Проблема, однако, была в том, что в понимании многих евреев сам факт присутствия на обеде вместе с язычниками грозит еврею утратой ритуальной чистоты. И поэтому позже, когда равви Шимон работал в Антиохии среди верующих в Мессию бывших язычников (неевреев), уже тогда названных христианами, он вынужден был покинуть их совместные обеды, как только появились последователи Иисуса Христа из евреев, из среды равви Яакова (Гал. 2,12). И за это он получил нагоняй от равви Шауля, который сказал ему:

Мы – евреи от рождения, а не погрязшие в грехах язычники. Но мы знаем, что человек получает оправдание не исполнением закона, а верой в Иисуса Христа. Поэтому и мы веруем в Иисуса Христа, чтобы и нам быть оправданным верой в Него, а не соблюдением Закона, так как никто не будет оправдан соблюдением Закона (Гал. 2,15-16).

Равви Шимон Кефа вынужден был признать правоту фарисея Шауля, который его критиковал. Теперь он понял, к чему было то видение с земноводными и пресмыкающимися, и когда спустя несколько лет в Иерусалиме был созван первый Собор по вопросам галахи для обращающихся ко Христу язычников, он высказал свое мнение однозначно: «Бог, который знает сердца, сам свидетельствовал в их [язычников] пользу, дав им Святого Духа так же, как и нам. Он не сделал никакого различия между нами и ими, очистив верой их сердца. Почему же вы теперь гневаете Бога, пытаясь взвалить на плечи учеников ярмо, которого ни наши отцы, ни мы сами не в состоянии были тянуть? Ведь мы верим, что получим спасение через милость Господа Иисуса, так же, как и они» (Деян. 15,8-10).

Таким образом был принят первый галахический документ, подтвержденный раввином Шимоном Кефой, обладавшим властью «связывать и развязывать». Весь Иерусалимский Собор поддержал это постановление и с тех пор никто не требовал ни от одного еврея, проповедовавшего язычникам Иисуса Христа, чтобы он избегал их встреч и совместных обедов.

13. Мученическая смерть

Библия не рассказывает о том, как равви Шимон Кефа отправился в Рим и погиб там смертью мученика. Легенда, описанная в книге Г. Сенкевича Quovadis?, утверждает, что Шимон уже было избежал смерти, спасаясь бегством из охваченного преследованиями Рима, когда под влиянием сверхъестественного видения изменил свое решение. И хотя легенда очень хорошо подходит к характеру Шимона Кефы, описанному в Евангелиях, кажется невероятным, чтобы этот человек после личной встречи с воскресшим Иисусом когда-либо вздумал спасаться бегством.

Каждый помнит, что Господь Иисус предсказал ему, что он умрет мученической смертью, и всю последующую жизнь равви Шимон Кефа сознавал это. В своем втором письме он написал: «Я знаю, что близок час, когда я сверну свою палатку, как это и Господь наш Иисус Христос дал мне знать. Но я буду стараться, чтобы вы могли и после моей смерти об этом вспоминать» (2П 1,14-15). Кроме того, необходимо помнить, что буквально с дня на день равви Шимон Кефа ожидал повторного прихода Иисуса Христа и Последнего Суда:

Господь не откладывает исполнения того, что Он обещал, хоть некоторые и называют это промедлением. Он долго терпит и ждет, чтобы никтго из вас не погиб, но чтобы все раскаялись. День Господа приближается! Он придет нежданно, как вор приходит ночью. Небосвод с грохотом разрушится и небесные тела сгорят в огне, и все на земле, да и сама земля, сгорит. Если же все будет так разрушено, то какими же надо быть вам? Вы должны жить святой жизнью, чтя во всем Бога, ожидая с нетерпением прихода дня Божьего. В тот день небосвод будет разрушен огнем и небесные тела расплавлены в невыносимом жаре. Но Он обещал нам, и мы с нетерпением ожидаем новое небо и новую землю, где обитает праведность (2П 3,9-13).

Человек, серьезно ожидающий катастрофу, в результате которой рухнет весь материальный мир, не будет пытаться спасать свою шкуру от преследований. Тем более, что всю свою надежду Шимон Кефа возлагал на Иисуса, которого видел воскресшим, и который обещал вечную жизнь каждому, кто доверится Ему. Равви Шимон пишет:

Слава Богу и Отцу нашего Господа Иисуса Христа! По своей великой милости Он благодаря воскресению Иисуса Христа из мертвых дал нам эту новую жизнь и новую надежду. Он дал нам новую жизнь, чтобы мы могли получить чистое, нетленное, неувядаемое наследие, хранимое в небесах для вас (1П 1,3-4).

 По всей видимости, ни один человек не испытал на себе лучше, чем Шимон Кефа, того, что он называет новым рождением и живой надеждой. Несостоявшийся ученик раввинов, призванный «ловить людей», который так никогда и не понял до конца своего Учителя, который, несмотря на непоколебимую веру и доверие в конце концов отрекся и предал своего Господа – этот человек прославляет Бога, дающего ему новую жизнь. А это новое рождение могло произойти благодаря воскресению Иисуса Христа, чему Шимон Кефа был свидетелем и очевидцем.

Нет другого объяснения для перемен, которые произошли в этом человеке. Нет другого объяснения тому, что он готов был умереть за Иисуса. Равви Шимон Кефа действительно реально родился заново после встречи с воскресшим Иисусом. И он отлично выполнил свою апостольскую миссию, побуждая к вере тысячи людей, которым затем помогал расти и развиваться в Иисусе Христе. Своей мученической смертью он подтвердил, что все, что он пережил, и что старался передать своим современникам и нам, живущим две тысячи лет позже, – это правда. Причем это правда, способная преобразить нас и ввести в Царство Бога.

Мы не должны пренебрегать этим свидетельством. Давайте же и мы пойдем за Иисусом, как призывает равви Шимон Кефа, святой Петр, епископ Рима, главный раввин Иерусалима и глава Католической Церкви…
брат Мирослав


One Response to “Раввин Шимон Кефа-Апостол Петр”

  1. katerina

    Март 3rd, 2015

    Автору спасибо.

     Ответить

Leave a reply